Об асимметрии мозга и «двойственности» Разума Печать
Биология поведения и эволюция
О неравноправии правой и левой половин тела человека было известно ещё Гиппократу. В те времена, когда не знали о связи головного мозга и душевных функций, считалось, что правая половина тела находится под контролем Меркурия — планеты «интеллекта», а левая — под контролем Марса, олицетворяющего импульсивность и гневливость. Сегодня бы сказали, что Меркурий владеет левым полушарием мозга, а Марс — правым. Знания о неравнозначности полушарий мозга у людей особенно интенсивно накапливались в течение последних ста лет. При этом очень долго исследования практически не проводились на животных, ибо это считалось бесперспективным. Ведь морфо-функциональная асимметричность предполагалась как отличительный признак человеческого мозга.
При этом анатомы утверждали, что полушария головного мозга человека отличаются незначительно. Их различия не больше, чем вариации формы мозга у разных людей. Но функциональные различия правого и левого полушарий очень велики как у людей, так и у животных. Самым очевидным проявлением литерализации мозга у человека является неравенство правой и левой руки. Это явление по-настоящему загадочно. До сих пор существует мнение, что асимметрия мозга тесно связана с высшими языковыми (речевыми) функциями. Именно с «лёгкой руки» авторитетного французского невропатолога и анатома XIX века Поля Брока, открывшего в левом полушарии головного мозга двигательные речевые зоны (зоны Брока), долго считалось, что асимметрия мозга присуща исключительно людям. И как раз она определяет наши уникальные языковые способности. Данное представление вызывалось тем, что межполушарных различий у животных, даже у ближайших к человеку обезьян, учёные не обнаруживали.
И всё-таки сначала удалось обнаружить, что многие виды животных (но в разной мере) проявляют латерализацию. В 70-е годы Р. Коллинз и Дж. Уоррен показали, что обезьяны, кошки и мыши предпочитают пользоваться одной и той же конечностью (правой или левой), если задача не требует подключения другой. Однако распределение животных, предпочитающих пользоваться той или другой лапой, приблизительно составляет 50: 50. То есть у животных предпочтение это случайное, оно может быть не очень выраженным, хотя факт латерализации здесь имеет место. В то время, как у людей 90% предпочитает правую руку и только 10 % — левую.
Вскоре был сделан ряд замечательных открытий, указывающих на существовании видов, у которых одно полушарие доминирует над другим. В этом отношении особый интерес представляли исследования асимметрии мозга у птиц, опубликованные в 1966 год\ Ф. Ноттебом и его коллегами. Они продемонстрировали, что перерезка у взрослых зябликов и канареек левого подъязычного нерва, который управляет работой мышц левой половины гортани, до неузнаваемости изменяет их пение. Но перерезка правого подъязычного нерва, управляющего правой половиной гортани, влечет минимальные изменения в характере их пения. Это были первые сведения о том, что мозг у птиц обладает выраженной функциональной (левой) асимметрией, что и было подтверждено позднее с помощью самых современных методов в многочисленных работах нейробиологов.
Более того, в последнее время признаётся, что асимметричное функдионирование больших полушарий головного мозга у представителей животного мира является фундаментальной (хотя и неразгаданной) закономерностью его деятельности.
Современные биологи научились выявлять скрытую (латентную) асимметрию мозга у животных. Так, в исследованиях М Пе-терсена с коллегами (1978), проведённых на японских макаках, обнаружена левосторонняя асимметричность их полушарий по восприятию звуковых сигналов. Обезьян обучали различать два типа звуков, издаваемых особями их вида и определённым/образом реагировать на них. Звуки предварительно записывались на магнитофон и предъявлялись в правое или левое ухо животного в случайном порядке. Обнаружилось, что макаки более точно осуществляли требуемые реакции при трансляции сигнала на правое ухо
По утверждению В. Л. Бианки, имеются многочисленные данные о двигательно-пространственных асимметриях даже у беспозвоночных животных: планарий, мучнистого хрущака, речных раков, муравьев и других. Бианки* (* Бианки В. Л. Механизмы парного мозга— Л Наука, 1989 78) предложил синтетическую модель межполушарных отклонений, опирающуюся на три принципа деятельности мозга: асимметрии, доминантности и комплементарности. По его мнению, у животных существуют два основных способа описания мира, которые специфично реализуются в полушариях мозга — это индукция и дедукция. При индуктивной обработке анализ предшествует синтезу, а при дедуктивной — наоборот, синтез предшествует анализу. Не следует думать, что каждое из полушарий строго специализировано либо на синтезе, либо на анализе. Нет, они оба участвуют в названных процессах, но при реализации разных способов обработки информации доминирует одно из них.
В левом полушарии преобладают:
— индуктивная обработка;
— восприятие абстрактных признаков;
— последовательная обработка;
— аналитическое восприятие;
— восприятие времени.В правом полушарии:
— дедуктивная обработка;
— восприятие конкретных признаков;
— одновременная обработка;
— примат синтетического (целостного) восприятия;
— восприятие пространства.
По-прежнему мало ясности в вопросе о наследуемости функциональной асимметрии полушарий, а следовательно, и нет объяснения такой видовой особенности человека, как выраженная пра-ворукость (доминирование левого полушария). В 1969 году генетик Р. Коллинз провел опыты по скрещиванию мышей с одинаково предпочитаемой лапой. Он трижды повторил близкородственное (инбредное) скрещивание и проверил соотношение лево- и право-лапого потомства в последнем, третьем, поколении. Результаты свидетельствовали, что генетического контроля за латеральными предпочтениями у мышей нет. В потомстве исключительно левола-пых, равно как и праволапых особей, повторялось исходное (как и до опыта) распределение