Зоопсихология

Реклама

Ссылки партнеров

Очеловечивание мира Печать E-mail
Пропедевтика учения о нравах
Человек, одержимый страстью к науке или искусству, бескорыстен до такой степени, что полагает— он ведёт беседу не столько с коллегами или с публикой, нет — он призван к своему делу Богом.
Физик Лео Сцилард сказал как-то своему другу Гансу Бете, что собирается завести дневник:
— Я не думаю публиковать его. Я просто хочу записывать некоторые факты, чтобы Бог был в курсе дела.
— А тебе не кажется, что Бог и так знает факты?— спросил Бете.
Да,— отвечал Сцилард,— факты-то он знает, но ему не известнамоя версия этих фактов*(* Цит. по: Гилберт Дж //., Малкей М. Открывая ящик Пандоры.— М. Прогресс, I987.).
Современный учёный, вооружённый научным Методом, искренне полагает, что он познает реальность и приближается к единственной Истине. И на самом деле, научные методы — это мощнейшие инструменты, позволяющие вскрывать множество закономерностей в окружающей действительности (в природе, в культуре, в самом себе). Однако эти открытия бывают очень странными, причудливыми, бесполезными, опасными, но иногда невероятно красивыми и, весьма редко, практичными.
Театральным жестом он распахнул окно, поманил нас и указал на стоящий вдалеке, на углу улочки, пересекавшейся с бульваром, деревянный киоск, в котором, очевидно, продавались билеты лотереи Мерано
— Господа, я предлагаю вам измерить этот киоск. Вы увидите, чтодлина лестничной площадки равна 149 сантиметрам, то есть одной стомиллиардной расстояния от Земли до Солнца. Если разделить высотузадней части на ширину окна, получим 176 : 56 = 3,14. Высота переднейчасти равняется 19 дециметрам, то есть числу лет в греческом лунномцикле. Сумма высот двух передних и двух задних рёбер даёт
190x2 + 176x2 = 732, а это — дата победы при Пуатье. Ширина лестничной площадки равна 3,1 сантиметра, а ширина рамы окна — 8,8 сантиметра. Заменив целые числа соответствующими буквами алфавита, получаем С10Н8 — химическую формулу нафталина.
— Фантастика!— воскликнул я.— Вы всё это измерили?
Нет,— отвечал Аглиэ,— некий Жан-Пьер Адам выполнил эти замеры на другом киоске. Надо полагать, что все лотерейные киоски имеют примерно одинаковые размеры. С числами можно делать всё, чтоугодно!*( * Эко У Маятник Фуко.— Киев: Ф1та, 1995.).
Знания, добываемые человеком — всего лишь ничтожная доля того, что содержит мир. К. Э. Циолковский очень красиво сказал однажды: «Все наши знания — прошлые, настоящие и будущие — ничто по сравнению с тем, что мы никогда не узнаем». Но это только факт. Грозный комментарий к нему содержится в коротком афоризме Акутагавы Рюноскэ — «Африка Духа бесконечна!» Люди способны извлекать из бесконечного мира фрагменты закономерностей, которые могут представлять опасность для человечества. Может быть, именно в силу несоразмерности его, человека, рассудочных и духовных возможностей и грандиозности того, что он пытается постигнуть. Чем дальше, тем больше человек начинает с отчаянием ощущать своё одиночество. Наилучшая защита состоит в том, что он должен помнить — у него есть Дом, ответственность перед ним и возможность туда вернуться из qaMbix далёких странствий. Проблема только в том, что Африка Духа бесконечна и её не пересечёшь за пять недель, даже на воздушном шаре. Время возврата может так затянуться! А чего только не валяется на дороге, по которой мы идём.
Строго говоря, названные опасности были почувствованны и даже поняты очень давно. Христианское учение задолго до появления науки предостерегало от увлечения «играми в знания», от увлечения оккультным и эзотерическим знанием. И лишь появление научного метода познания дало нам приемлемый инструмент проверки приближения к Истинности пути, допустимости его для человека. Более того — возможность исправить ошибочные шаги, возможность Покаяния**(** Покаяние — в переводе с древнегреческого (metanoe) — передумыва-ние; то есть покаяние — это такое состояние души, когда человек вспоминая свое прошлое, свои поступки, соотносит их с нравственным идеалом! У христиан — это одно из семи таинств, которое требует от кающеюся человека искренней печали по поводу вольно или невольно совершённых грехов, признания их посредством исповеди и мольбы о прощении. Хотя наука по своей сути рефлексивна, в ней самой полностью отсутствуют нравственные мерки. Но все они лежат в человеческой культуре. Проблема в том, что их много, и они очень разные.). Ведь главное достоинство современного научного метода— его принципиальная открытость, демократичность, подвластность человеческой критике. Эзотерические и оккультные системы закрыты, доступны лишь «посвящённым» — герметичны.
Научный Метод, эмпирический ли он, логический или аналитический, традиционный или вновь созданный, просто хороший метод — всегда мощное орудие рассмотрения мира и работы с миром. С древних времён люди знают, что существуют изумительные численные закономерности, пронизывающие многие явления нашего мира — знаменитое «золотое сечение», музыкальные интервалы Пифагора, число п, натуральный логарифм и другие чудесные числа и показатели. Обычно отвечают — это отражение неких наиболее общих законов, выражающих строение нашего мира. Но они отражают и особенности строения мозга человека. Часть из них действительно универсальна для всех явлений живого и неживого мира. Но другая часть фиксирована только в мозге человека. Какие-то другие «конфигурации мира» здесь отсутствуют, но есть, быть может, у насекомых или у моллюсков. Мы их не чувствуем. Но они общее достояние всего живого — истины нечеловеческие. Этот непостижимый, но истинный, осуществлённый мир, в принципе, сокровище бесценное — оно является общим тезаурусом* (* Греческое слово thesauros означает «накопленное богатство», сокровище Филологи используют этот термин для обозначения наиболее полных словарей с исчерпывающим перечнем примеров их применения в текстах; историки называют тезауросами древнейшие подземные сокровищницы царей Эллады, в информатике — это полный и систематизированный набор данных (база данных) по какой-то области знаний, В данном случае можно говорить о полном перечне реально осуществляемых поведенческих реакций и групповых стратегий выживания у животных Земли.) земных существ. Трудно сказать — «исчисляются» ли такие миры, мыслимы ли они для человека?
Только человек в состоянии сохранить хоть часть тех «конструкторских» идей, которые были воплощены в земных тварях. Нам слишком хорошо известна эфемерность и уязвимость этих живых (пока ещё) «папирусов», носителей памяти о судьбе своего вида, которыми схвачены неведомые нам законы, которые и человеку пригодиться могут, если время придёт.
Из сказанного видно, что науки о поведении, о нравах животных дают множество новых ракурсов чисто человеческих проблем и бесценных подсказок, необходимых для понимания самой природы человека.

 
Rambler's Top100