Зоопсихология

Реклама

Ссылки партнеров

Период выкармливания Печать E-mail
Индивидуальная память и научение
К числу наиболее ярких явлений, которые характерны для периода вскармливания, можно отнести модификации поведения, связанные с «усыновлением» детёнышей животными другого вида. Приёмыши обычно воспринимают привычки своей приёмной матери; например, ягнята, выкормленные козами, брыкаются задними ногами как козы. По отношению к сородичам приёмыши обычно испытывают страх. Однако, по многим данным, «усыновленные» козлята или ягнята растут быстрее и оказываются физически крепче, чем те, которые воспитаны собственной матерью.
Заметные изменения в поведении детёнышей млекопитающих вызывает искусственное вскармливание. Длительная изоляция детёнышей при искусственном вскармливании из рожка сильно влияет на эмоциональность и способность к обучению. Вскормленные из рожка козлята более «сонливы» и с большим трудом обучаются. Эти различия остаются даже после года жизни в стаде. Любопытно, что нормальные козлята и ягнята легко «гипнотизируются» (то есть у них легко вызвать продолжительную неподвижность). Животные же, вскормленные искусственно или приёмными матерями другого вида, гораздо активнее и их невозможно «загипнотизировать». В поведении овец, выкормленных из рожка, наблюдаются характерные нарушения родительского поведения: они не позволяют ягнятам сосать себя, равнодушны к собственным детёнышам и не беспокоились, когда их отбирали.
Это явление подробно изучено на приматах в лаборатории Вис-консинского университета у Гарри Харлоу в 60-е годы. Оказалось, что взаимоотношения между матерью и младенцем решающим образом сказываются на судьбе таких высших общественных животных, как макаки-резусы. В опытах Г. Харлоу новорождённый детёныш обезьяны имел свободный доступ к двум «искусственным матерям» — а) к голой проволочной модели с деревянной «головой» и рожком для кормления на уровне груди и б) к такой же проволочной модели, но одетой бархатным покрытием. Детёныши сосали молоко у обеих «матерей», но по мере того, как они росли, всё больше времени проводили, забравшись на пушистую «мать». При появлении опасности или незнакомого объекта (например механической игрушки), они бросались именно к этой «матери», и только прижавшись к ней и успокоившись, были способны проявлять исследовательскую активность (начинали разглядывать предмет). Подобным образом они вели себя и при перемещении в новое незнакомое помещение. Что особенно важно — детеныши обезьян, выращенные без настоящей матери или без пушистой «приёмной матери», оказывались впоследствии неспособными к нормальным взаимоотношениям в группе. Они не могли «правильно» взаимодействовать ни с самками, ни с самцами, ни с собственными детенышами. Опыты Г. Харлоу, доказавшие важность и даже необходимость тесного телесного контакта малыша с матерью, материнской заботы вообще, были легко восприняты психологами и стали классикой.
Надо сказать, что лишение животных возможности получения информации по любому из каналов, связывающих их с внешним миром (сенсорная депривация* (* От англ, deprivation — лишение, утрата.)), приводит к заметным физиологическим и поведенческим нарушениям. Сенсорная депривация и строгая изоляция у хищных животных вызывает повышенную нервозность, агрессивность, склонность к стереотипным движениям, к беспорядочной ориентационной активности. У приматов, напротив, это приводит к глубокой апатии. Но как те, так и другие нарушения, вызванные сенсорной депривацией, затрудняют выполнение некоторых поведенческих актов. Прежде всего, такие животные предпочитают простые зрительные раздражители сложным. Макаки-резусы, на некоторое время лишённые зрения, предпочитают ориентироваться с помощью обоняния и осязания — они при ходьбе обшаривают руками пространство и ощупывают предметы. То есть введение ограничений для мозга в каком-либо из каналов притока информации, является достаточной причиной для появления дефектов в поведении.
Сенсорное голодание является тяжелейшим испытанием и для человека. Так, в середине 50-х годов группой американских психологов был проведён опыт на добровольцах. Испытуемым предлагалось как можно дольше пробыть в специальной камере, которая полностью изолировала** (** Студенты-добровольцы Университета Мак-Гилла (США) помещались в лежачем положении в небольшую камеру, в которой было окошко для наблюдений за ними, практически не заметное для испытуемого Кроме того, на него надевались специальные очки, пропускающие только рассеянный свет Руки вставлялись в длинные картонные трубы, чтобы минимизировать осязательные ощущения. Слуховые раздражители были сведены к тихому и монотонному звуку работающего кондиционера За участие платили приличное вознаграждение и решительно настроенным участникам казалось, что это хороший способ заработать деньги, ничего не делая При этом им разрешалось по мере необходимости заниматься туалетом. Остальное время они должны были лежать неподвижно. Но уже на вторые сутки испытание становилось мучительным.) их от внешних раздражителей. Результат поразил учёных — подавляющее большинство испытуемых оказалось неспособно вынести изоляцию более, чем 2—3 дня. У самых выносливых испытуемых возникали галлюцинации. Из этого опыта следовал фундаментальный вывод — что организм нуждается в непрерывном притоке информации. 

Однако существуют и другие, не менее интересные опытные данные по сенсорной изоляции человека. Так, известный во всём мире исследователь поведения дельфинов Дж. Лилли в 60-е годы провёл большую серию экспериментов на самом себе. Погружаясь в воду с использованием специального скафандра собственной конструкции, он обнаружил, что человек (и только человек!) может на определённых стадиях сенсорной депривации испытывать величайшее наслаждение. Оно напоминает те состояния, которые появляются в условиях глубокой медитации.
Сенсорная стимуляция в раннем возрасте, которую вызывали, например, простым приручением* (npvi+ручениё), напротив, значительно повышала способность детёнышей к обучению. Для этого крысят в раннем возрасте несколько недель регулярно брали на руки, поглаживали, затем на несколько минут клали в коробку, а потом возвращали к матери**. И дело здесь вовсе не в положительных эмоциях, которые испытывали детёныши. Аналогичный эффект получали и при раздражении крысят слабым электрическим током в течении первых двух недель жизни. В том случае, если приручались двухмесячные животные, то в дальнейшем это никак не сказывается на их способности к научению. Главный вывод, который был сделан в работах этого направления — приручённые животные лучше обучаются из-за пониженной возбудимости, которая тем меньше, чем продолжительнее приручение. Так, у крыс, приручавшихся в течение 20 дней, частота дефекации (надёжный индикатор стресса!) на освещённой площадке (крысы — ночные животные) была вдвое ниже, чем у тех, которых приручали 10 дней, а у последних — ниже, чем у вовсе не прирученных (контрольных).

 
Rambler's Top100