Главная Биология поведения и эволюция Высшая форма регуляции активности. Взаимообусловленность рассудочного поведения и эмоций

Зоопсихология

Реклама

Ссылки партнеров

Взаимообусловленность рассудочного поведения и эмоций Печать E-mail
Биология поведения и эволюция

Ещё в 1937 году Дж. Пайпец высказал предположение, что передние ядра таламуса, гипоталамус, поясная извилина коры мозга и гиппокамп образуют единый механизм, работа которого и является основой для возникновения эмоций. Совокупность этих структур долгое время так и называлась — круг Пайпеца (рис. 11). Позднее, учитывая, что поясная извилина как бы окаймляет основание переднего мозга, было предложено другое название — лимби-ческая* (* От лат. limbus — край.) система. Считается, что источником возбуждения для этой системы является гипоталамус. В ядрах гипоталамуса, по-видимому, находят своё материальное представительство и многие инстинктивные программы животных и человека.
Субъективное переживание

 Структурная основа эмоций в организации лимбической системы мозга

Рис. 11. Структурная основа эмоций в организации лимбической системы мозга (по Дж. Пайпецу, 1937)
Профессор Л. В. Крушинский приводит опыт, который иллюстрирует роль эмоций в успехе решения экстраполяционных задач. Крысы лабораторных линий не в состоянии решать экстраполяци-онную задачу при использовании пищевого раздражителя в качестве стимула к её решению** (** Пища для лабораторной крысы не есть предмет беспокойства — её присутствие в среде полагается обязательно, как и присутствие служителя вивария, как наличие клетки или воздуха в клетке.). Однако, если вместо этого используется прямое электрическое раздражение лимбической системы мозга, которое крыса осуществляет сама, через вживлённые электроды посредством нажатия на педаль, то она вполне успешно решает такие задачи. Они преследуют отодвигающуюся за непрозрачной ширмой педаль и прогнозируют направление движения педали*** (*** Схема опыта аналогична ранее описанной с двигающейся кормушкой), предвкушая вожделенное ими раздражение «центров удовольствия» после встречи с нею. Принципиальное значение описанных опытов заключается в том, что ясно показывает роль непосредственного раздражения структур мозга, связанных с эмоциями при выполнении элементарного рассудочного акта, а значит — и роль тех самых эмоциональных влияний для выбора адекватной формы поведения.
Фундаментальное значение открытия необходимости эмоциональной поддержки для решения задач, связанных с адаптивным поведением, трудно переоценить. В условиях реальности, построенной на неопределённостях, да ещё при наличии многоступенчатых разветвлённых планов, где очень часто приходится совершать выбор на основе неполной информации, без мотиваций, без влечений, задачи становятся просто нерешаемыми.
Таким образом, основы эволюции структур мозга, которые связаны с рассудочной деятельностью, определялись становлением трёх его морфо-функциональных комплексов:
а) комплекса «ствол мозга — передний отдел головного мозга».Видимо, это самый древний функциональный комплекс, и его характер весьма сходен у многих животных, а развитие выраженоглавным образом количественно;
б) конечного мозга. Развитие его у позвоночных животных шлоразными путями. Но, кроме упоминавшихся новоприобретениймозга за счёт этой зоны, а именно — увеличения объёма мозга иусложнения системы синаптических контактов, увеличивается площадь так называемых ассоциативных зон, или зон взаимного перекрывания специализированных областей сенсорных центров вкоре. Относительное прогрессивное увеличение ассоциативных зон,к которым относится лобная область, по отношению к специализированным отделам коры (обонятельной, зрительной, слуховой идругих) отчётливо видно в сравнительном ряду мозга млекопитающих (рис. 12);
в) лимбической системы. Её филогенез находился в тесной связи с развитием новой коры (рис. 13). Старая кора (архикортекс),первоначально функционально связанная с дистальной (обонятельной) рецепцией, оказалась у млекопитающих оттеснённой на медиальную сторону и вошла в состав лимбической системы. У высших млекопитающих лимбическая система достигает наивысшейдифференциации. А у человека и шимпанзе задняя лимбическаясистема фактически неотличима от других структур новой корыи, по-видимому, входит в её состав. Некоторые исследователи находят, что такая прогрессивная структура новой коры, как пре-фронтальная область, может быть отнесена к структурам лимбической системы.

 
Рис. 12 Сопоставление площади ассоциативной коры головного мозга по сравнению в ряду млекопитающих а — крыса; б— землеройка, в — древесная землеройка; г — долгопят, д — шимпанзе, е — человек, 1—5 — двигательная, слуховая, соматосенсорная, обонятельная и зрительная области, 6 — ассоциативная кора Видно, что более высокоорганизованные животные имеют большую площадь ассоциативных  зон мозга (по У Пенфилду, 1966)


Рис. 13. Схема эволюции лимбической области(обозначена заливкой) у млекопитающих: а — мозг кролика, б — кошки, в — обезьяны, г — человека. У высших млекопитающих (в, г) мозг значительно усложнился и дифференцировался, а старая кора, относящаяся к лимбической системе, оказалась подвёрнутой, оттеснённой на медиальную сторону (по А.М. Вейль, Б. И. Каменецкой, 1973)

Наконец, надо иметь в виду, что основу индивидуального адаптивного поведения составляют процессы обучения и памяти, а также сложно устроенные и недостаточно изученные механизмы научения, запоминания и воспоминания (воспроизведения). Память генная и память мозга сходны в том, что их главный «секрет» во внутренней дискретности устройства, а их эффективность обусловлена тем, что какие-то части внешнего мира могут «ложиться» в ячейки той и другой памяти, превращаясь в «знаки» этого мира, отражая те самые свойства. В целом же создаются значимые Образы мира, которые теперь могут быть выражены в «символах», что в общем-то и есть образы действительности, но получившие эмоциональную оценку.
Вопрос о роли знаков и символов подробнее будет обсуждаться дальше в рамках проблемы коммуникаций (см. Глава 4) в мире животных. Заметим только, что именно дискретность экранных структур мозга (новой коры у млекопитающих, полосатого тела у птиц) способствовала появлению эффективных знаковых средств, совершенного социального поведения, рассудочного поведения и, наконец, самого рассудка.

 
Rambler's Top100